Лекции по История английского языка

Оглавление
Лекция 1.doc (1 стр.)
Скачать
Оглавление
Лекция 2.doc (1 стр.)
Скачать
Оглавление
Лекция 3.doc (1 стр.)
Скачать
Оглавление
Лекция 4.doc (1 стр.)
Скачать
ЛЕКЦИЯ 2

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ГЕРМАНСКИХ ЯЗЫКОВ
1. Фонетические особенности германских языков

2. Особенности развития морфологической системы древнегерманских языков

3. Общность словарного состава

1. Фонетические особенности германских языков. Все германские языки обладают определенными особенностями, присущими именно германской группе языков. Эти особенности смогли проявиться лишь после отделения древнегерманских племен от других индоевропейских племен, причем, до их дальнейшей экспансии и дезинтеграции, т.е. в период существования так называемого общегерманского языка-основы.

В области фонетики следует отметить особую систему ударения, которая сложилась еще в общегерманском языке-основе и в той или иной степени была сохранена в отдельных древнегерманских языках. Эта система ударения послужила одной из основных причин последующих фонетических и морфологических изменений.

Известно, что в древних индоевропейских языках ударение было относительно свободным и подвижным – оно могло падать на любую часть слова (корневую морфему, аффикс или окончание). Однако, в германских языках ударение становится силовым, или динамичным, оно фиксируется на первом слоге, который, как правило, был корневым (реже- префиксальным). Остальные слоги в слове (суффиксы и окончания) становятся неударными. Таким образом, в германских языках все грамматические окончания оказались в безударном положении, что, несомненно, способствовало процессу редукции и постепенного отпадения флексий. Фиксация ударения на первом слоге повлекла за собой значительные фонетические и морфологические преобразования. Так, например, ударные слоги произносились с большой четкостью и выразительностью, в то время как различия между произношением неударных слогов стали постепенно стираться и со временем практически перестали ощущаться. Поэтому многие грамматические окончания стали сливаться с суффиксами, а со временем редуцировались и отмерли. Ср.: PG fiskaz, Gt fisks, OIcel fiskr, OE fisc.

В германских языках гласные подвергались как количественным, так и качественным изменениям. Следует отметить, что особенности гласных зависели от характера ударения. В ударных слогах сохранялись фонетические оппозиции, что влекло за собой увеличение количества гласных. В безударных слогах первоначальные различия между краткими и долгими гласными нейтрализовывались, и к началу письменного периода в истории языка долгие гласные в безударной позиции сократились, а гласные, бывшие краткими изначально, редуцировались до нейтрального звука, а со временем часто отпадали в конечной позиции.

Четкое разграничение долгих и кратких гласных считается важнейшей характеристикой германской группы языков. Причем, если долгие гласные обычно стремились стать уже и дифтонгизироваться, то краткие гласные, напротив, обычно становились более открытыми. Эти тенденции можно охарактеризовать как германский вокализм, чтобы показать отличия германской вокалической системы от индоевропейской. Так, и-е краткое о изменилось в герм. в более открытое а , и таким образом перестало отличаться от первичного и-е а; в некоторых других случаях и-е а слилось с о. Слияние долгих гласных происходило в обратном направлении. Так и-е долгое а: сузилось до о: и слилось с и-е о:. И-е краткие о и а отражаются в германских языках как краткое а. Например:

Индоевроп. Германск.

лат. nox, рус. ночь гот. nahts, двн naht

лат. octo рус.восемь гот. ahtau, нем. acht

лат. ager, гр. agros гот. akrs

В свою очередь, индоевропейские долгие ō и ā

отражаются в германских языках как долгое ō. Например:

д.-и. bhrāta, рус. брат гот. brōþar, др-англ. brōþor

лат. māter, рус мать др.-англ. mōdor

лат. flōs, flōrere др.англ. blōma

Таким образом, в результате этих процессов в древнейший период в германских языках нет ни краткого о, ни долгого а, Следует отметить, что эти звуки появляются в различных германских языках, и, в частности, в английском, из различных источников.

^ Германское преломление (Old Germanic Breaking) В германских языках прослеживается зависимость качества гласного звука от последующих звуков – принцип, отличающий их от других индоевропейских языков, например, таких как латинский или греческий. Самое раннее проявление такой зависимости обнаруживается в явлении, получившем название «преломление» (Breaking). Германское преломление заключается в уподоблении гласного корня гласному суффикса или окончания. Таким образом, если за корневым гласным следовали узкие гласные i (j) или u, а также сочетание «носовой + согласный», то в корне сохранялся узкий гласный, или корневой гласный сужался (e > i; o > u) в остальных случаях наблюдались широкие гласные. Более детально германское преломление можно представить следующим образом:

1.Индоевропейскому е в корне в германских языках соответствует і, если дальше стоит і, j или сочетание носового согласного с другим согласным. В остальных фонетических позициях мы встречаем звук е. Например: лат. ventus, рус.ветер – д.а. wind; лат.ferō, phérō – двн. beran «нести», но biru «несу», birit «несет»; дс. beran, но biru «несу», bird «несет».

2.Индоевропейскому u в корне соответствует в германских языках u, если дальше стоит u или сочетание носового согласного с другим согласным. В остальных случаях индоевропейскому u соответствует в германских языках о. Например: санскр. sunus – гот. да., двн., sunu; кельт. hurnan – др.англ horn; скр. jugam, гр. zygon “иго” – да. geoc (> goc), двн. joch, дс.ok

После всех изменений в общегерманском языке система гласных выглядела следующим образом:

Краткие гласные i e a o u

Долгие гласные i: e: a: o: u:

Предполагается, что в дополнение к этим монофтонгам, в общегерманском были еще и дифтонги, составленные из более открытого ядра и более закрытого глайда: [ei], [ai], [eu], [au] [iu]. Однако многие ученые интерпретируют их как сочетания независимых монофтонгов.

В готском языке наблюдается т. наз. готское преломление, которое можно сформулировать следующим образом. Всякое старое e сужается в i (лат. sedere - гот. sitan), но перед r, h гот. i расширяется в e, которое на письме Вульфилой обозначается знаком ai (лат. ferre – гот. bairan). Всякое старое u в готском сохраняется как u, и только перед r, h u расширяется в o. (в орфографии Вульфилы обозначается как au).. Ср.: гот. baurgs - двн. burg. Таким образом, чередование i – e; u – o определялось не типом последующего гласного, а типом последующего согласного. Широкие варианты соответствующих звуковых пар наблюдались в позиции перед r и h.
^
Первое передвижение согласных (The First Consonant Shift)

Закономерности, изложенные в законе первого передвижения согласных, были установлены сравнительным языкознанием еще в начале 19 века. Основная заслуга в этом отношении принадлежит датскому исследователю Размусу Раску (1787-1832) и знаменитому немецкому лингвисту и собирателю народных сказок Якобу Гримму (1785-1863). Первое систематическое изложение этих закономерностей было изложено во втором издании труда Якоба Гримма «Немецкая грамматика» (1822 г.).

При сопоставлении слов германских языков со словами других индоевропейских языков (в первую очередь, латинского, греческого, санскрита и русского) отчетливо проявляются регулярные соотношения, которые можно сформулировать следующим образом:

1) Индоевропейским глухим смычным p, t, k соответствуют в германских языках глухие щелевые f, þ, h:

лат. plenus, греч. pleos - гот. fulls, др.-англ. full; лат. pater, греч. patér - гот. fadar, др.-англ. father;

лат. tu, рус. ты - гот. þu; лат. tres, рус. три – гот. þreis, др.-англ. þreo;

лат. canis - гот. hunds, др.-англ. hund; лат. cor, cordis, гот. hairto, - др.-англ. heort.

2) Индоевропейским звонким смычным b, d, g соответствуют в германскиx языках глухие смычные p, t, k:

рус. болото, лит. balà - др.англ. pōl;

лат. decem, рус. десять - гот. taihun, др.англ. tien;

лат. canis - гот. hunds, др.англ. hund.

3) Индоевропейским звонким смычным придыхательным bh, dh, gh соответствуют в германских языках звонкие смычные без придыхания b, d, g:

санскр. bhrata, рус. брат - гот. broþar, др.англ. broþor

санскр. vidhava рус. вдова - др.англ. widwe;

санскр. lagh, рус. лежать (корень лег-)- др.англ. licgean (lie).

К закону первого передвижения согласных необходимо сделать дополнительные замечания, объясняющие случаи отсутствия ожидаемого вышеописанного фонетического развития. Так, например, в словах типа нем. Nacht (ср. греч. nýkta), нем. acht (ср. греч. októ), гот. standan (ср. лат. stare) не наблюдается перехода и-е t в þ, оно сохранилось в германских языках в своем первоначальном виде.

Это особое развитие объясняется фонетическими условиями, т.е. в этих словах перед звуком t стоит глухой щелевой h или s. Таким образом, если бы звук t, согласно выявленной общей закономерности, перешел в þ, получилось бы сочетание двух глухих щелевых согласных подряд, что нетипично для германских языков.

Известно еще одно дополнение к закону первого передвижения согласных, которое было сформулировано датским лингвистом Карлом Вернером в 1877 г. и получило название закона Вернера. Этот закон гласит: если и-е глухoму смычному предшествовал безударный гласный или ударение падало за два слога до него, то получившийся из него по первому передвижению согласных глухой щелевой озвончается, а впоследствии этот звонкий щелевой переходит в звонкий смычный. Например, в греческом слове patér глухой смычный t стоит после неударного гласного. При таких условиях получившийся из t глухой щелевой þ озвончается в ð, который впоследствии переходит в звонкий смычный d: patér > faþár – faðár – fǽdar. Таким образом, в этих случаях мы имеем дело не с исключениями из закона первого передвижения согласных, а с дальнейшим развитием согласного, уже претерпевшего действия закона Гримма. Наиболее отчетливо действие закона Вернера проявляется при сопоставлении однокоренных пар слов, отличающихся друг от друга местом ударения. Например:

греч. déka, рус. десять – гот. taihun, (k – h)

но: греч. dekás, рус. десяток – гот. tigus; (k – g)

рус. свëкор - гот. swaihra, двн. swehur, да. swehor (k – h)

но: рус. свекрóвь - двн. swigar, да. sweger. (k – g)

Кроме глухих щелевых, получившихся в результате первого передвижения согласных из глухих смычных, под действие закона Вернера подпадает еще один глухой щелевой согласный, а именно s. В позиции перед безударным гласным звук s озвончался в z, который впоследствии в западногерманских и северогерманских языках (но не в готском) переходит в r. Это явление (переход z в r) носит название ротацизм. Его можно проиллюстрировать следующими сопоставлениями:

гот. hausian (слышать) - др.англ. hieran, нем. hören

гот. laisian (учить) – др.англ. læran, нем. lehren.

Чередования по закону Вернера возникали и в пределах системы глагольных форм (так называемое грамматическое чередование согласных) – f/b, þ/d, hw/w, h/g, s/r: heffen – huobun (to heave); seoþan – sudon (to seethe); ceosan – curon (to choose), etc. Cледует отметить, что некоторые современные английские слова сохранили следы действия закона Вернера, например: death – dead, raise – rear, was – were.

Западногерманское удлинение согласных. Под западногерманским удлинением согласных понимается удлинение (удвоение) согласного, стоящего после краткого гласного и имеющего после себя звук i/j. При этом краткий гласный перед согласным изменялся вследствие переднеязычной перегласовки. Примеры удлинения согласных в древнеанглийском языке:

sætian > settan «ставить» (ср. гот. satjan); lifian > libban «жить»; tælian > tellan «сообщать»; stæpian > steppan «ступать»; ræcian > reccan (reccean) «направлять» и др.

Данное удлинение было общим для всех языков, входящих в западногерманскую группу, в том числе и для древнеанглийского, поэтому оно и получило название «западногерманское удлинение согласных».

^ Ингвеонское выпадение носовых. Согласные [m], [n] выпадают в позиции перед глухими щелевыми [f], [s], [θ]. При этом краткий гласный, предшествовавший этим согласным, удлинялся.

OE ōðer < onþer (Got anþar) другой

OE tōð < tonþ (Got tunþus зуб

Выпадение заднеязычного [ŋ] перед заднеязычным щелевым [x]. Это явление принадлежит к числу общегерманских фонетических изменений. Суть этого явления состоит в том, что носовой [ŋ], находящийся после гласного и перед заднеязычным глухим щелевым [x], выпадает, удлиняя предыдущий гласный и передавая ему свой носовой характер. С течением времени носовой гласный [õ:] теряет назализацию, превращаясь в простой долгий гласный [о:]. Например: þoŋhta > þõhta > þõhte >þōhte «думал» (совр. thought).

^ 2. Особенности развития морфологической системы древнегерманских языков. Одной из морфологических особенностей древнегерманских языков, как и всех древних индоевропейских языков (в частности, славянских, латинского, греческого и др.), было деление всех существительных на отдельные группы в зависимости от основообразующего аффикса.

Первоначальная структура существительного в этих языках была представлена тремя элементами – корнем, основообразующим аффиксом, падежной флексией. По-видимому, первоначальная функция основообразующего аффикса заключалась в том, что он служил средством классификации существительных по семантическим классам. Однако, определенные закономерности отнесения существительного к тому или иному классу по его основообразующему аффиксу с течением времени оказалось уже невозможно установить. Единственным классом существительных, объединенных отчетливым семантическим признаком – признаком родства, являются существительные с основообразующим аффиксом r. Например: fadar, broþar, swistar.

Однако, эта первоначальная трехчастная структура слова уже на древнейшей стадии развития германских языков перестраивается в двухчастную. Сущность этого процесса заключается в том, что основообразующий аффикс, утратив в более поздний период развития языка свое значение, подвергается в связи с этим и фонетической деформации, а именно – он полностью сливается с падежной флексией, практически растворяясь в ней. При этом изменяется и понятие «основа». Если на ранней ступени основа состояла из соединения корня с основообразующим аффиксом, то в более позднюю эпоху, когда основообразующий аффикс отошел к флексии, основа совпала с корнем.

Из известных нам германских языков окончания основ лучше всего сохранились в дательном и винительном падежах множественного числа существительных в готском и в языке скандинавских рунических надписей. Например, рассмотрим дательный и винительный падеж множественного числа от готского существительного dags (день): dagam (dag-a-m) - дням, dagans (dag-an-s) - дней. В этих формах dag является корнем, элемент -a - основообразующим аффиксом, daga - основа на -а, -m является окончанием дательного падежа, -ns - окончанием винительного падежа множественного числа. Следовательно, существительное dags относится к основам на -а.

Таким образом, германские языки сохранили древнюю классификацию существительных с очень большой точностью, привнеся в нее и свои отличительные черты. Отсюда мы видим, что на ранних этапах развития германских языков система склонения существительного была очень сложной.

Другой типологической особенностью морфологической системы древнегерманских языков следует считать наличие в системе древнегерманского глагола двух способов образования форм прошедшего времени: 1) чередование корневого гласного (аблаут) и 2) суффиксальный способ – прибавление к основе глагола дентального суффикса –d- (-t-). Система глаголов с суффиксацией представлена только в германских языках и составляет морфологическую специфику этих языков.

Принцип аблаута встречается в системе глагола во всех индоевропейских языках; в частности, он отчетливо выражен в греческом: lego – logos, trepo – tropos, derkomai – de-dorka. Элементы чередования гласных в глаголе существуют также в латинском и русском языках; например, от лат. глагола pello «гоню» образуется форма перфекта pepuli (из pepoli), где видны следы аблаута е/о в вариантах корня pel/pol. Ср. также примеры из рус. языка: несу – носить (ноша), везу – воз, лежу – ложе, беру – сбор и т.д. Таким образом, наиболее широкое распространение имело чередование е – о.

Наряду с качественным чередованием, встречается и количественный аблаут - чередование кратких (так наз. средняя ступень – “normal or full grade”) с долгими гласными (высшая ступень – “prolonged grade”), а также с нулевым гласным в корне (нулевая ступень – “zero grade”). Ср.: лат. edo (ем) - ēdi (съел), санскр. pa-pat-a (он летел) – pa-pt-ima (мы летели); рус. беру – брал. Встречается также и сочетание количественного и качественного чередования: рус. беру – набор, деру – задор.

В германских языках система индоевропейского аблаута претерпела некоторые изменения и получила дальнейшее самостоятельное развитие. Здесь аблаут уже является спонтанным чередованием гласных, он может видоизменяться в зависимости от фонетического окружения. Основному качественному чередованию индоевропейского е - о соответствует чередование германского е/i - а, согласно общему правилу перехода индоевропейского о в германское а. Соответственно этому и-е дифтонги oi, ou представлены в общегерманском как ai, au.

В историческую эпоху мы находим в германских языках систему двух времен – настоящего и прошедшего. Однако, первоначально в германских, как и в других индоевропейских языках, различались не времена, а глагольные виды. Таких видов, по-видимому, было три: длительный, мгновенный и результативный. Длительный вид выражает действие как протекающее безотносительно к какому-либо завершению. Мгновенный вид выражает действие как направленное на завершение. Результативный вид выражает действие как законченное и приведшее к результату, т.е. к новому состоянию. Видовая система отчетливо просматривается в греческом языке: leipō «оставляю» (длительный вид); élipon «оставил» (мгновенный вид – аорист); léloipa «оставил» (результативный вид).

Из этих первоначальных видов и возникли времена германских сильных глаголов, а именно: из длительного вида возникло настоящее время, из мгновенного вида – прошедшее время. Что касается результативного вида, то следует отметить, что в его значении сочетаются два временных элемента: само действие относится к прошлому, а его результат – к настоящему.

Основную массу германских глаголов составляют сильные глаголы, образующие формы прошедшего времени и причастия второго при помощи аблаута. На смену древним по своему происхождению сильным глаголам прошедшего в германских языках приходят так называемые слабые глаголы, которые образуют прошедшее время с помощью дентального суффикса. Эти глаголы составляют специфическую особенность германских языков, ни в одном другом индоевропейском языке им нельзя найти никакой аналогии. Потребность в такой форме создавалась прежде всего наличием большого числа глаголов производных (от имен или других глаголов), не укладывающихся в нормальную последовательность аблаута глагольных рядов. С развитием языка число таких производных глаголов непрерывно увеличивается. В противоположность старому сильному прошедшему, имевшему первоначально видовое значение, новая слабая форма, возникшая на сравнительно более поздней ступени развития, не имела уже никакого отношения к категории вида и с самого начала служила обозначению времени.

По своему происхождению дентальный суффикс -d предположительно восходит к суффигированной форме глагола «делать» (др.англ. dōn , ср. нем. tun). Это предположение особенно отчетливо подтверждается формами готского языка. Ср. гот. прошедшее время от слабого глагола hausjan: ед. число hausida «я слышал», мн. число hausidеdum «мы слышали». Форма с удвоением dеdum во мн. числе в точности соответствует прошедшему времени множественного числа от глагола tun «делать» в немецком языке taten. В дальнейшем с потерей самостоятельной значимости окончание dеdum редуцируется в суффикс -d (-t).

Согласно второй точке зрения, происхождение слабых глаголов следует искать в форме причастия второго, которое можно сопоставить с такими формами причастий в других индоевропейских языках, как русский – «битый, бритый, тертый, молотый» или латинский – «amatus, deletus, lectus, auditus». При этом соответствие и-е -t - герм. -d объясняется по закону Вернера. Эта точка зрения вполне удовлетворительно объясняет происхождение причастия второго германских слабых глаголов, но оказывается неубедительной для объяснения формы прошедшего времени.

Поэтому, наиболее вероятным объяснением происхождения системы германских слабых глаголов в целом представляется такое, согласно которому прошедшее время образовано при помощи суффигированного глагола «делать», а причастие второе соответствует причастию на -t, которое встречается в других индоевропейских языках. При таком понимании система слабых глаголов оказывается результатом сочетания двух различных по происхождению элементов, которые влились в одно русло.

^ 3. Общность словарного состава. Наиболее древний этимологический слой в германском словарном составе представлен общеиндоевропейскими корнями. Они относятся к различным семантическим сферам и обозначают природные явления, растения и животных, родство, основные виды жизнедеятельности; к ним относятся также некоторые местоимения и числительные. К этому слою принадлежат также некоторые словообразовательные аффиксы и грамматические флексии. (* В качестве примеров см. раздел о фонетических соответствиях).

Слова общегерманские встречаются только в германских языках и не имеют параллелей в других индоевропейских языках. Они возникли из чисто германских корней в общегерманском или в более поздний период его развития – в ответвившихся от него отдельных германских языках. Семантически они тоже принадлежат к основным областям жизни. Ср., например:

гот. hus - др.и. hús - двн. hûs - др.англ. hūs (дом)

гот. land - др.и. land - двн. lant - др.англ. land (страна)

гот. saiws - др.и. sær - двн. sēo - др.англ. sæ (море)

гот. drigkan - др.и. drekka - двн. trinkan - др.англ. drincan (пить)

Помимо слов общеиндоевропейских и общегерманских, которые являются исконными словами, в германских языках существуют и заимствованные слова. Некоторые ранние заимствования по видимому относятся к периоду, когда германские племена еще проживали вместе в тесном языковом контакте. Так, например, название металла iron (железо) заимствовано из кельтских языков в позднем общегерманском (ср.: кельт. isarno, гот. eisarn, др.исл. isarn, др.англ. isen, iren.) (Возможно, тевтоны научились обрабатывать железо у кельтов). Большое количество слов было заимствовано из латинского до эпохи вторжения германских племен на территорию Британских островов. Эти слова отражают контакты германцев с римлянами и влияние римской цивилизации на их жизнь. Они в основном относятся к сфере торговли и военного дела. Например:

лат pondō, гот. pund, др.исл. pund, др.англ. pund (pound)

лат. prunus, др.исл. plόma, др.англ. plūme (plum)

лат. strata, двн. strâza, др.англ. stræt (street).

(*Для более подробного ознакомления с латинскими заимствованиями см. Лекцию «Развитие словарного состава английского языка»).
Портфель ученика
© lib.rushkolnik.ru
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации